Начало освоения ДВ. Экспедиции на Амур, Семен Дежнев, открытие Камчатки.

1.Введение.

Российская империя обладала колоссальной по протя-женности территорией. Благодаря энергии и смелости зем-лепроходцев 16-18 веков (Ермак, Невельской, Дежнев, Вран-гель, Беринг и т. д.), граница России была продвинута далеко на восток, к самому побережью Тихого океана. Через 60 лет после того как отряд Ермака преодолел уральский хребет, их сыновья и внуки уже срубали первые зимовья на берегах Тихо-го океана. Первыми на суровое побережье Охотского моря вышли в 1639 году казаки Ивана Москвитина. Активное осво-ение Дальнего Востока Россией началось при Петре 1 прак-тически сразу после Полтавской победы и окончания Север-ной войны с заключением мира со Швецией в 1721 году. Петр 1 интересовался морскими путями в Индию и Китай, распрос-транением влияния России на восточную часть Тихого оке-ана, достижением “незнаемой части” Северной Америки, куда еще не успели добраться французы и англичане. Новые рус-ские земли с их неисчерпаемыми богатствами, плодородными почвами и лесами вошли неотъемлемой частью в состав рус-ского государства. Мощь государства заметно увеличилась. «Изумленная Европа, в начале княжения Ивана Третьего, едва ли даже подозревавшая о существовании Московии, зажатой между Литвой и татарами, была ошеломлена появлением ог-ромной империи на восточных своих окраинах». И хотя эта территория принадлежала Российской империи уклад жизни народностей, населявших ее от Урала до Сахалина, оставал-ся на уровне недалеком от первобытнообщинного, который существовал у них и до колонизации их Россией. Власть огра-ничивалась деятельностью царских наместников и содержа-нием небольших гарнизонов в сколь - нибудь крупных населен-ных пунктах. Царское правительство видело в Сибири и Даль-нем Востоке в первую очередь источник дешевого сырья, да отличное место для ссылок и тюрем.

Лишь в 19 веке, когда Россия вступила в эпоху капита-листического развития, началось интенсивное освоение ог-ромных пространств.

2. Начало 19 века на Дальнем востоке.

В начале девятнадцатого века ещё не было предприня-то сколь – нибудь обширных исследований Дальнего востока. По верхнему течению реки Амур не существовало даже пос-тоянного населения. Хотя ограничиваться районом Амура на этой территории конечно нельзя.

Главным событием того периода несомненно была экс-педиция Г.И. Невельского в 1819 – 1821 – х годах. Ему удалось не только исследовать побережье Сахалина, но и доказать, что он является островом. Дальнейшая работа по изучению Дальнего востока принесла ему ещё одну победу. Он открыл местоположение устья Амура. В его исследованиях ему предс-тавлялся крайне незаселенный берег. И действительно, сог-ласно данным того периода численность местного населения на Дальнем востоке у разных народностей колебалась от одной до четырех тысяч человек.



Несомненно, что главными исследователями были каза-ки и переселяющиеся крестьяне. Именно они осваивали территорию Дальнего востока на суше. В 1817 году крестья-нин А. Кудрявцев побывал на Амуре у гиляков. Он узнал, что земля на которой они живут очень богата и далека от циви-лизации. В тридцатые годы об этом же поведал беглый ста-ровер Г.Васильев.

3. Интересы России в исследованиях на востоке.

Располагая сведениями о незаселенности дальневос-точной территории и неподвластности местного населения, правительство России в пятидесятые годы девятнадцатого века возбудила перед Китаем вопрос об разграничении терри-торий. В 1854 году в Пекин были посланы предложения прис-тупить к переговорам.

Двадцать восьмого мая 1858 года был заключён Айгунь-ский договор по которому происходило деление дальневосточ-ных областей. Это был чень важный этап в освоении Дальне-го востока в целом. Так как теперь любая экспедиция или да-же просто переселенцы обязаны были учитывать принадлеж-ность той или иной территории.

В итоге Россия получила дополнительные богатства и поселения с которых можно собирать подати. Исследования же территорий теперь приобритали и аспект разведки по-лезных ископаемых.

4. Продолжение исследований и освоение территорй.

В 1844 году путешествуя по северу и дальним облас-тям Сибири А.Ф. Миддендорф попал и на реку Амур. Его изыс-кания позволии установить приблизительный маршрут русла Амура. Он же и его последователь в 1849 году – Г.И. Невельс-кой привели за собой волну русских крестьян и казаков. Теперь изучение и освоение Дальнего востока становилось более расширенным и планомерным.

В пятидесятых годах в низовьях Амура уже было обра-зовано два округа – Николаевский и Софийский. Также был об-разован Уссурийский казачий и Южноуссурийский округи. На эти территории, к началу шестидесятых годов, пересели-лось более трех тысяч человек.

В 1856 году на территории будущей Амурской области было поставлено три русских поста: Зейский, Кумарский и Хинганский, однако активное заселение этих областей началось лишь в 1857 году. Весной того года вниз по Амуру были двинуты первые три сотни вновь сформированного из забайкальцев Амурского конного завода. С 1858 года начался процесс усиленного освоения и заселения Дальнего востока русскими переселенцами. С 1858 по 1869 года на Дальний вос-ток переселилось более тридцати тысяч человек. Около по-ловины всех русских переселенцев составили казаки из сосед-ней Забайкальской области.



Теперь каждый день на Дальнем востоке отмечался уси-ленной разработкой и изучением местности. До тех пор ещё никто так и не составил полной карты Дальнего востока. Хо-тя попытки это сделать были практически у всех первопро-ходцев и исследователей. Их изысканиям в этой области пре-пятствовала очень большая площадь территории и крайняя её незаселенность. Только в начале семидесятых годов, бла-годаря совместным усилиям и по распоряжению лично царя, была составлена очень приблизительная карта основных заселенных районов Дальнего востока.

Постройка сибирской железной дороги, начатое в 1891г. и законченное в 1900 г. сыграла большое значение в экономи-ческом развитии этих районов. Это особенно укрепило пози-ции российского государства на Дальнем Востоке. На бере-гу Тихого океана построили город и военно - морскую базу. И чтобы ни у кого не возникало сомнения, что эти земли русские, город назвали Владивосток.

5. Что дало освоение Дальнего востока России.

К концу шестидесятых годов девятнадцатого века Дальний восток был уже в значительной мере заселен и освоен выходцами из Сибири и Европейской России. Значи-тельные успехи были достигнуты в Амурской области, куда устремлялась подавляющая масса переселенцев и где с успе-хом осваивались плодородные земли Амурско – Зейской равни-ны. Уже к 1869 году Амурская область сделалась житницей всего Дальневосточного края и не только полностью обеспе-чивала себя хлебом и овощами, но и имела большие излишки. На территории Приморья удельный вес и численность крес-тьянского населения в конце девятнадцатого века были мень-шими, чем в Амурской области, но и сдесь размах поселенцев внушал уважение ипризнание мужественности первопроход-цев. Численность местных жителей несмотря, а может быть и именно из – за этого резко уменьшилась.

Наладились стабильные торговые отношения с Кита-ем, что в свою очередь приносило постоянный доход русской казне. Многие китайцы, видя что рядом есть благополучные места в России стали переселяться на Русскую теперь уже, землю. Их гнали с родины неурожаи, малоземелье и поборы чи-новников. Даже корейцы, несмотря на строгие законы в своей стране, придусматривающие даже смертную казнь за само-вольное переселение, рисковали жизнью чтобы добраться до русских территорий.

В общем и целом исследование и освоение Дальнего вос-тока, получившее свой апогей в середине девятнадцатого ве-ка к его концу приобрело довольно спокойный и планомерный характер. А исследование территорий Дальнего востока на предмет наличия полезных ископаемых приносит успех и в на-ше время. Ещё очень много тайн хранит дальневосточная земля.

ПЛАВАНИЕ Г.И. НЕВЕЛЬСКОГО НА ТРАНСПОРТНОМ СУДНЕ «БАЙКАЛ» в 1848 – 1849 гг.

В 1843 г. русское правительство учредило так называемый Особый комитет для обсуждения и выработки мер по укреплению своих позиций на Дальнем Востоке в связи с изменившейся там обстановкой. Для перехода к практическим мерам, связанным с обеспечением безопасности русских владений на Дальнем Востоке, необходимо было предварительно решить вопрос о судоходности устья Амура. В декабре 1844 г. было решено осуществить это силами и средствами Российско-Американской компании. За подготовкой экспедиции на Амур внимательно следила местная сибирская администрация, которая особенно отчетливо представляла важное значение этой водной магистрали для развития края.

5 мая 1846 г. из Ново-Архангельска в район Амура вышел бриг «Константин» под командованием поручика корпуса флотских штурманов А.М. Гаврилова. Как явствует из рассказа Гаврилова и некоторых других данных, из-за ограниченности во времени работы по исследованию Амура фактически не были завершены. Об этом свидетельствовала и карта, приложенная к журналу плавания. Сам руководитель экспедиции испытывал чувство неудовлетворенности. Тем не менее, Ф.П. Врангель, опытнейший географ и моряк, которому были переданы на отзыв материалы плавания А.М. Гаврилова, сделал вывод о несудоходности Амура.

Не прошло и года, как перед русским правительством был вновь поставлен вопрос о необходимости повторного исследования устья Амура. Инициатором посылки новой экспедиции в этот район выступил талантливый морской офицер Геннадий Иванович Невельской.

Г.И. Невельской родился 23 ноября 1813 г. в семье потомственного морского офицера. Одиннадцати лет он лишился отца, а в 15 лет был определен в морской корпус, который и окончил с отличием. С 1829 по 1847 гг. плавал на разных судах в Балтийском, Северном и Средиземноморском морях и в совершенстве изучил морское дело. Еще в кадетском корпусе, которым руководил знаменитый И.Ф. Крузенштерн, Невельской познакомился с литературой по амурскому вопросу, тщательно изучил ее и пришел к мысли, что такая полноводная и могучая река не может теряться в наносных песках, а должна иметь выход в океан. С годами Невельской все более задумывался об организации специальной экспедиции для исследования бассейна Амура и других районов Дальнего Востока.

В реализации планов ему помог знаменитый русский мореплаватель Ф.П. Литке. Когда в 1847 г. Невельской возвратился в Петербург из очередного плавания по Балтийскому морю, он узнал о своем назначении командиром транспортного судна «Байкал», которое должно было отправиться на Дальний Восток. Начальник главного морского штаба А.С. Меншиков рекомендовал Невельскому обратиться к Н.Н. Муравьеву, который в то время находился в Петербурге. Идея нового исследования Амура, изложенная Невельским, заинтересовала молодого генерал-губернатора, который обещал свою поддержку. Невельскому было тогда 33 года, а Муравьеву – 38 лет.

Для Невельского наступила горячая пора. Тем временем транспорт «Байкал» был подготовлен к плаванию. 21 августа 1848 г. судно снялось с якоря на кронштадском рейде и вышло в далекий путь. Это был небольшой корабль водоизмещением 250 тонн, длиной 94 фута, шириной 27 футов 7 дюймов и с полной осадкой в 12 футов 9 дюймов. Несмотря на небольшие размеры, судно обладало хорошими мореходными качествами. 12 мая транспорт вошел в Петропавловский порт, путь от Кронштадта до Петропавловска «Байкал» проделал за 8 месяцев и 23 дня.

22 июля 1849 г. Г.И. Невельской совместно со своими офицерами и матросами открыл проход из Татарского пролива в Амурский лиман. Это выдающееся событие он описал много лет спустя таким образом: «22-го мая 1849 года достигли того места, где этот матерой берег сближается с противоположным ему сахалинским. Здесь-то, между скалистыми мысами на материке, названными мною Лазарева и Муравьева, и низменным мысом Погоби на Сахалине, вместо найденного Крузенштерном, Лаперузом, Броутоном и в 1846 году Гавриловым низменного перешейка, мы открыли пролив шириною в 4 мили и с наименьшею глубиною 5 саженей (морская сажень – 1.83 м). Продолжая путь свой далее к югу и достигнув 24 июля широты 51естґ, т.е. той, до которой доходили Лаперуз и Броутон, мы возвратились обратно и, проследовав открытым нами Южным проливом, не теряя нити глубин, выведших нас из Татарского залива (пролива) в лиман, направились вдоль западного берега Сахалина».

Теперь тот факт, что Сахалин – остров, а устье Амура судоходно и имеет два выхода – на север в Охотское море и на юг – в Татарский пролив, не вызывал сомнений. Программа исследований экспедиции была успешно завершена. Плавание «Байкала» положило начало систематическим гидрографическим съемкам. Со всей очевидностью встал вопрос о необходимости посылки в этот район научной экспедиции для планомерного осуществления гидрографических и географических исследований.

АМУРСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ В 1851 – 1855 гг.

28 января 1850 г. Г.И. Невельской прибыл в Петербург и лично доставил А.С. Меншикову доклад Н.Н. Муравьева. По результатам исследований Г.И. Невельского 3 февраля 1850 г. состоялось решение правительства об организации торговли с гиляками в низовьях Амура и о создании русского зимовья на берегу открытого им залива Счастья. 29 июня Невельской прибыл на транспорте «Байкал» в залив Счастья, и основал на его берегу зимовье Перовское. 1-го же августа в устье Амура основан Николаевский пост (по некоторым данным – 6 августа).

12 февраля 1857 г. по докладу Г.И. Невельского состоялось решение правительства об организации Амурской экспедиции, начальником которой был назначен произведенный в капитаны 1 ранга Г.И. Невельской. Он распоряжался энергично, не боясь ответственности. Невельской постепенно расширял район исследований.

Его призывы к Н.Н. Муравьеву были поддержаны и причиной тому стала Крымская, или, как ее называли на Дальнем Востоке, Восточная война. В освоении Приамурья наступал новый период, период хозяйственного использования исследованных земель. Этим сложным процессом стала руководить администрация во главе с Н.Н. Муравьевым.

В ходе исследований Амурской экспедиции, было установлено, что Амур судоходен на всем протяжении, что вход в него возможен для морских судов, как с севера, так и с юга, что в лимане Амура существуют фарватеры (Невельского, Южный и Сахалинский), по которым при надлежащем навигационном ограждении могут плавать морские суда. Благодаря деятельности Амурской экспедиции был детально исследован бассейн нижнего Амура, произведена топографическая съемка этой местности, составлена карта Амура. Были собраны ценные сведения о населении, флоре и фауне Приамурья и Приморья, об их внутренних водных путях и сухопутных маршрутах. Важными оказались и данные о гидрологическом режиме реки и лимана Амура. Были обнаружены неточности на картах, составленных предшественниками-мореплавателями.

Участники экспедиции впервые правильно нанесли на карты материковый берег Татарского пролива. В ходе исследований на Сахалине были открыты месторождения каменного угля, описано побережье острова, составлена карта южной и средней его частей, произведена перепись населения острова, исследованы его водные и сухопутные пути и проведены первые метеорологические наблюдения.

Своими действиями Амурская экспедиция создала предпосылки для развертывания дальнейших научных исследований в Приамурье, Приморье и на Сахалине. В результате этих исследований была составлена подробная карта региона.

Многое в исследовательских работах экспедиции зависело от личности Г.И. Невельского, от его энергии, настойчивости, таланта, от его умения ладить с самыми разными по характеру людьми. Но историческое, научное и политическое значение Амурской экспедиции вряд ли оказалось бы так велико, если бы не самоотверженный труд замечательных сподвижников Невельского. Их имена известны истории: А.И. Воронин, Н.К. Бошняк, О.И. Орлов, Н.М. Чихачев, А.П. Березин, А.П. Петров, Г.Д. Разградский, В.А. Римский-Корсаков, Н.В. Рудановский, П.Ф. Гаврилов, А.А. Халезов, А.П. Семенов, Л.А. Попов и другие.

Книга Г.И. Невельского «Подвиги русских морских офицеров на крайнем Востоке России 1849 – 1855 гг. При-Амурский и При-Уссурийский край» в 1878 г., через два года после его смерти, была издана его женой и активной помощницей Екатериной Ивановной Невельской.

Семён Ива́нович Дежнёв (от 1605, Великий Устюг — нач 1673, Москва) — русский путешественник, землепроходец, мореход, исследователь Северной и Восточной Сибири, казачий атаман, торговец пушниной. Первый известный мореплаватель, прошедший по Берингову проливу, соединяющему Северный Ледовитый океан с Тихим и разделяющему Азию и Северную Америку, Чукотку и Аляску, причём сделал это за 80 лет до Витуса Беринга, в 1648 году.

Примечательно, что Берингу не удалось пройти весь пролив целиком, а пришлось ограничиться плаванием только в его южной части, тогда как Дежнёв прошёл пролив с севера на юг, по всей его длине.

20 июня 1648 года Федот Попов и Семён Дежнёв на кочах вышли в море. Три коча сразу потерялись в буре при выходе из устья Колымы в Ледовитый океан. Оставшиеся неуклонно пошли вперёд. В августе 1648 года пошёл ко дну ещё один коч. Около 20 сентября 1648 года Дежнёв и его спутники увидели тёмный и грозный Большой Каменный Нос, окаймлённый полосой пенных бурунов. Мимо Носа прошли лишь три судна: два коча Дежнёва и Попова и один — Герасима Анкудинова. Судно Дежнёва разбилось в Олюторском заливе южнее устья реки Анадырь. Отряд Дежнёва на лыжах и нартах 10 недель через Корякское нагорье добирался до реки Анадырь, где он и зазимовал. Летом 1649 года на построенных лодках Дежнёв поднялся вверх по Анадырю на 600 км. Тут, на среднем течении реки Анадырь, было устроено зимовьё, названное потом Анадырским острогом. На верхнем течении Анадыря русские встретили кочевых анаулов — незнакомое им юкагирское племя. Только на третий год к Дежнёву пришло подкрепление. Но это была не смена. Казак Семён Мотора искал сухопутную дорогу между Колымой и Анадырем через горный проход, он-то и выручил Дежнёва. Этим путём, более удобным, нежели морской, воспользовался и Дежнёв, для отсылки в Якутск собранной им моржовой кости и пушнины.


7394229529478959.html
7394291481705312.html
    PR.RU™